Официальный сайт ФК «Торпедо-БЕЛАЗ» Жодино
  • О пользе контрольных поединков
    Подробнее
  • Дубль автозаводцев побеждает «Гомель»
    Подробнее
  • Товарищеский матч завершился с дружеским счетом
    Подробнее

«Для солидности купил мобильник-кирпич, но по нему почти не звонил»

Несколько интересных историй от самого опытного защитника чемпионата

Алексей Панковец – один из главных «горцев» белорусского футбола. За его плечами более 500 матчей в элите белорусского футбола за минских и брестских «динамовцев», «Атаку», «Гомель», слонимский «Коммунальник» минское и жодинское «Торпедо». А в высшей лиге защитник дебютировал в 1997-м, когда в моде были малиновые пиджаки, а Ди Каприо еще не снялся в «Титанике». Встретившись с Тарасом Щирым, «деф» жодинского «Торпедо-БелАЗ» рассказал о перештопанных бутсах, рынке на «Динамо», заменявшем футболистам большой торговый центр, и одуванчиковых футбольных полях, которые ровнял асфальтоукладчик.

Пушка Молоша и высокий Цыганенко

Наибольшее влияние в карьере на меня оказали три тренера: Яков Шапиро, Александр Башмаков и Анатолий Юревич. Но именно при Якове Михайловиче я дебютировал в высшей лиге. А начинал я заниматься футболом в минской ДЮСШ «Торпедо». Раньше в столице хватало сильных футбольных школ, которые всегда старались переманить к себе самых талантливых ребят из других секций. Так в 13 лет я оказался в СДЮШОР «Олимпия» у Бориса Лазарчика. Наша команда 1981 года рождения показывала достаточно неплохой результат. Мы постоянно были в призерах и составляли конкуренцию лучшим школам города: СДЮШОР-5 и «Динамо». Под нападающим за нас играл Валера Цыганенко, который в последнее время выступает за «Ислочь». Это сейчас он защитник, а тогда играл в атаке. Валера и по детству был очень высоким парнем. Но когда я недавно его увидел, мне показалось, что он стал еще выше:) На левом фланге играл Дима Молош. Заводной, неуступчивый парень, он уже тогда много забивал с дальней дистанции. Правда, сделать это было несложно. Практически все вратари были невысокие, нужно было просто пробить выше поднятых рук – и мяч в сетке.

Ну а в нападении играл я. Очень быстро бегал, поэтому много забивал. Я даже участвовал в городских соревнованиях по легкой атлетике. Бегал длинные дистанции (1,5 и 3 тысячи метров). Однажды даже прибежал на финиш четвертым. Если учесть, что я соперничал с легкоатлетами, этот результат можно считать успешным. Ну а в 15 лет меня в «Атаку» забрал Яков Михайлович Шапиро. Так и началась моя профессиональная карьера.

«Квадрат», Бобруйск, Кучук

В «Атаке», как и в других командах высшей лиги, было очень много «стариков». Хотя нет, не нравится мне это слово. Давай будем называть их опытными футболистами. Но никакой дедовщины, пихача я не ощущал. Меня приняли очень приветливо, все относились друг другу очень уважительно. Это характерная черта команды Шапиро. Она была как настоящая семья. Другое слово сложно подобрать. Для меня, самого молодого футболиста команды, все было в диковинку, по-новому. Я тренировался не с одногодками, а уже с профессиональными футболистами. Помню, когда заходил в «квадрат», очень долго не мог отобрать мяч. А когда выходил, сразу терял его и возвращался. Ждать дебюта долго не пришлось. Прошло, наверное, пару месяцев, и меня выпустили на замену на 30 минут вместо в гостевом матче с «Белшиной», которая тогда была на ходу (12 мая 1997 года – Tribuna.com). Что сказать, нас тогда очень здорово повозили. Мне только и запомнилось: Бобруйск, полный стадион, Хлебосолов, 0:3.

Кучук и либеро

Самым опытным футболистом «Атаки», наверное, был Леонид Кучук. Для меня он – эталон бойцовских качеств на футбольном поле. Никогда не сдавался, всегда был в игре, стелился в подкатах. Он играл последним защитником и держал на себе всю оборону. Никогда не молчал, у него все строилось через подсказ. Да, Кучук не был техничным футболистом, но этот недостаток он полностью компенсировал на футбольном поле своей самоотдачей.

Кстати, тогда вся игра в нашем чемпионате строилась через последнего защитника. В линию в защите в конце 1990-х в Беларуси никто не играл. Схема была обычная – 4-4-2, но ее легко можно было модифицировать. Либеро был полезен тем, что подчищал огрехи других защитников, страховал их. Но с ним всегда было непросто делать искусственный офсайд. При отработке это у нас получалось, но один человек все равно оставался позади и все немного замедлял. В товарищеских матчах зарубежные команды против нас уже так не действовали. В Европе еще в 1990-х играли в линию (в три защитника), а у нас так играть лишь в начале «нулевых» начали.

Слоним и асфальтоукладчик

– Когда я начинал карьеру, матчи высшей лиги в Минске играли на «Орбите», «Камвольщике», «Тракторе» и даже в Стайках, где из-за нехватки полей тренировались чуть ли не все минские команды. «Динамо», если не ошибаюсь, тогда был закрыт на реконструкцию. Поля на то время везде были неплохие, но лучший газон был на «Тракторе», где своих соперников принимали «динамовцы». В регионах ситуациях была похуже. В Слониме, например, на «Юности» росли одуванчики, подорожники. И это было нормально. Все ведь понимали, что никто голландский газон у нас тогда не сажал. Поле в Слониме было кочковатое. Для того чтобы сделать его ровным, его укатывали большим катком, с помощью которого укладывают асфальт. После этого можно было играть.

Это сейчас некоторые арены модернизировали, а тогда стадионы были какими-то советскими. Хотя на новополоцком «Атланте» время просто остановилось. Мне кажется, на этом стадионе за 20 лет ничего не изменилось. Сидушек на тот момент нигде не было, везде стояли лавочки. В раздевалках иногда случались перебои с горячей водой. Но это на наших стадионах и сейчас случается, когда бойлер ломается. Так что ничего страшного не происходило 🙂 Зато людей на стадион приходило много. В Солигорске, Бобруйске, Слониме, областных центрах всегда были полные трибуны. Людей ничего не смущало. Для них футбол был единственной отдушиной, и они приходили на стадион, несмотря на отсутствие каких-то удобств.

Если говорить о каком-то освещении чемпионата в прессе, о нем подробно писали всего лишь две газеты – «Прессбол» и «Спортивная панорама». Освещали его слабо. По телевидению никаких нарезок не показывали, ограничивались исключительно результатами. Первое интервью дал в Слониме в 1998-м году местной газете. К сожалению, она у меня не сохранилась. Но кроме этого, никакой активности не было. Какие-то комментарии мы давали очень редко

Гостиница «Минск» и перештопанные бутсы

– Белорусский футбол на то время был каким-то полупрофессиональным. Это касается и не лучших условий работ, и тренировочного процесса, и зарплат. Но Яков Шапиро всегда старался, чтобы подход был серьезный. Мы никогда не ехали на гостевой матч в день игры. Всегда выезжали заблаговременно на арендованном Шапиро «Икарусе» и ночевали в гостинице. Даже накануне домашних матчей мы собирались и заселялись в гостиницу «Минск», одну из лучших на тот момент в городе. С питанием проблем никаких не было. Мы каждый день кушали в какой-либо столовой или в кафе.

Команда хоть и была полностью экипирована, но с бутсами иногда возникали определенные проблемы. Хорошие стоили денег, а у нас их не было. Поэтому в тех, что были, играли до полного износа. В «Атаке» работал человек, который классно зашивал бутсы. Работы у него было очень много. Если что-то случалось, сразу шли к нему, он приводил в надлежащее состояние, и мы опять выходили в них играть. И так до того момента пока полностью не приведешь их в негодность.

Польская грязь и турецкая трава

На дальние зарубежные сборы из белорусских команд летали лишь единицы. «Динамо» – в Израиль, европейские страны, «Белшина», МПКЗ, минское «Торпедо», где оказался после слонимского «Коммунальника», – в Турции. Вместе с «Атакой» я дважды ездил в польский Вонгровец. Питание, условия проживания – к этому никаких вопросов. Поляки в этом вопросе всегда молодцы. А вот тренироваться нам иногда приходилось на грязи – в Польше хоть и теплее, но зимой, в начале весны тоже не лучшая погода. Однажды на улице была такая ужасная погода, что нам пришлось работать в обычном школьном спортзале.

«Торпедо» был побогаче «Атаки», поэтому  мог себе позволить лучшие условия. Правда, в Анталье мы тренировались на полях с выгоревшей травой. При желании можно было позволить более комфортные условия для занятий, но за это нужно было платить деньги. Зато в Турции были более сильные спарринг-партнеры, нежели в Польше. В основном мы играли с украинскими, турецкими клубами. С командами российской высшей лиги мы не играли. Только с представителями первой лиги. Но и с ними было очень тяжело играть. Наш уровень был в то время примерно сопоставим.

Честно говоря, свободного времени на тех сборах вообще не было. Анатолий Юревич, тренировавший «Торпедо», его просто не оставлял футболистам. Все превращалось в одну сплошную работу. Вот пример одного турецкого дня. Мы просыпались в 7:00, после этого сразу шли на тренировку. Обычно это была аэробика или какие-то силовые упражнения возле гостиницы. Только после этого мы завтракали и ехали тренироваться до обеда на поля. После обеда по расписанию был тихий час. Отдыхали все, кроме молодежи. Для нас на теннисных кортах было дополнительное занятие на технику (чаще всего жонглировали мячом) под личным руководством Юревича. Сразу после него вместе с остальной командой мы ехали на вторую тренировку. После этого был ужин и тактика. Анатолий Иванович очень любил монологи. Во время тактики он мог и вопрос задать футболистам, но чаще просто рассказывал в поучительной форме, показывая что-то на макете.

Был еще один интересный случай, который произошел с нами уже в Минске. Мы тогда жили в гостинице «Алмаз» и после какой-то игры утром вышли на пробежку. Погода была хорошая, солнце светило. Но Юревич был не в настроении и усадил всех на трехчасовое тактическое занятие. После него вышли на улицу, а там уже дождь идет. Пришлось идти назад переодеваться 🙂

«Выживает сильнейший» и передовик-Башмаков

– В 1990-х тренировочный процесс в белорусских командах изобиловал беговыми упражнениями. Сейчас всю работу делают через гаджеты, которые определяют нагрузку, а тогда нужно было по старинке нагрузить футболиста беговой работой. В «Атаке» на сборах тоже были неплохие нагрузки, но они не сравнятся с тем, что было у Юревича. У Анатолия Ивановича мы бегали под Стайками кроссы по 15-17 километров в знаменитом карьере. Да, это была нудная работа, но еще не самая трудная. Иногда у Юревича мы бегали километровыми отрезками, с каждым разом увеличивая свой пульс. 150, 160, 170 ударов в минуту… Он был на пределе. Это была очень тяжелая работа, и некоторые ребята не выдерживали и падали. После таких выматывающих тренировок нам вообще ничего не хотелось. Я приходил домой, толком ничего не делал, ложился спать, просыпался утром и опять шел на тренировку.

Сейчас, когда вспоминаешь все это, понимаешь, что такая работа была как минимум странной. Но тогда мы все воспринимали спокойно, никакого внутреннего протеста не было. Нам скажут, мы сделаем. Вся эта работа называлась «Выживает сильнейший». Выжил – молодец, нет – твое место займет сильнейший. Интересно, что Юревич подходил к этой работе с умом. Он экспериментировал, методом проб и ошибок пытался найти наилучшее соотношение нагрузок. Во всем этом был какой-то смысл. У него, наверное, первого в Беларуси появились «полары», приборы, которые измеряют пульс и контролируют нагрузки на тренировках.

Юревич хоть и гонял, но не был таким страшным тренером-садистом, каким его иногда рисуют в интервью. Истории, которые о нем рассказывают, с каждым разом обрастают новыми подробностями. А иногда, как мне кажется, тем, чего не было. Вот вам хороший пример, который характеризует Анатолия Ивановича. Если у футболиста возникали какие-то проблемы, он шел им на помощь и совершенно безвозмездно помогал деньгами. Сейчас такую картину представить сложно, а тогда это было реально. Многое строилось на чисто человеческих отношениях. И Шапиро, и Юревич всегда шли навстречу тем, у кого была безвыходная ситуация, и помогали, чем могли.

Если продолжить тренерскую тему, на мой взгляд, самым передовым белорусским тренером во второй половине 1990-х был Александр Башмаков, тренировавший юношескую сборную. В то время в наших клубах никто не разбирал игру соперника по видеозаписи. Все это пришло намного позже. А он уже тогда старался находить какие-то записи матчей «Аякса» и других грандов, показывал нам лучшие моменты европейские футбола, объяснял основы современной тактики. Конечно, сейчас смонтировать запись на компьютере не так сложно, а Башмаков умудрялся все это делать с обычной кассетой. Можно только представить, какой это был трудоемкий процесс.

Мобильник-кирпич и «Форд Эскорт»

В «Атаке» я зарабатывал совсем небольшие деньги, а вот в «Торпедо» стал получать 300 долларов. Выдавал нам их сам Юревич. Зарплату и сумму премий тоже определял Юревич. Мы просто приходили к нему в кабинет, садились за стол, брали деньги и уходили. Для футболиста это, конечно, были не самые большие деньги, но его доход был на порядок выше зарплаты обычного человека. Поэтому мы иногда могли позволить себе отдохнуть. Чаще всего после матчей ходили на дискотеки в кинотеатр «Центральный» и «Макс Шоу». В двух этих местах чаще всего можно было встретить футболистов. Ночных клубов было немного, поэтому все встречались примерно в одних и тех же заведениях. Девушки, как мне кажется, падкими на футболистов тогда не были. Не было никакой разницы, кто ты (футболист, хоккеист или гандболист). Главным был тот, кто их угощает.

Что можно было позволить себе на наши зарплаты? Отдыхать в отпуске, как сейчас, мы точно не ездили. Задавшись целью подкопить, можно было купить хороший телевизор. Торговых центров в Минске еще не было, и покупать одежду мы ходили на стадион «Динамо». На то время нам казалось, что мы покупаем хорошие вещи, а сейчас, когда появилась масса хороших магазинов, понимаешь, что такое я бы не купил. Все познается в сравнении.

В конце 1990-х в стране появились мобильные телефоны. Первым в «Торпедо» мобильник купил Володя Корытько, потом – я. Делалось это для какой-то солидности 🙂 Старые мобильные были большие, как кирпич, выпирали из кармана. Все видели, что у тебя есть такой телефон. Только кому можно было по нему позвонить, мы не знали. Оператор «Велком» только-только появился и имел мало абонентов. Поэтому чаще звонили на городские номера или вообще не звонили, а просто ходили с ним в кармане.

Что касается автомобилей, и в «Атаке», и в «Торпедо» ребят с машинами было совсем немного. Якова Михайловича постоянно возил водитель, который работал на своей машине. А единственным футболистом, чью машину я помню, был Леонид Кучук. У него, если не ошибаюсь, был «Форд Эскорт», на котором они ездили вместе с Юревичем.

 Легионеры и уровень чемпионата

– В те годы в Беларуси тоже хватало легионеров. В «Торпедо» приезжали играть россияне, но они ничем не были сильнее белорусов. Румын Лауренсиу Лика, который выступал за «автозаводцев», тоже был не намного сильнее местных футболистов. А вот пластичный, техничный бразилец Алехандро Леал, наоборот, выделялся на фоне остальных. Но за последние 20 лет уровень легионеров, безусловно, вырос. Все это произошло благодаря тому, что изменилось финансирование команд, клубы стали более профессиональными во всех отношениях. Сейчас, правда, зарплаты стали поменьше, соответственно хороших легионеров стало меньше, а из-за этого снизился и уровень чемпионата. Но у нас все в стране развивается циклично. Поэтому, кто знает, пройдет время, и люди будут говорить, что наш опять станет сильнее.

Знаете, многие любят вспоминать прошлое, рассказывать какие-то истории, но я не испытываю никакой ностальгии по тому, что было. Так, а по чему, в принципе, ностальгировать? Тогда было не самое простое время. Но за эти 20 лет наш футбол кардинально изменился в лучшую сторону. Это касается и медицинского оснащения команд. Теперь врачи помогают не только залечить травму, но и продлить карьеру футболисту. Во многих клубах изменилось отношение к футболу, улучшился тренировочный процесс. Тренеры стали более профессиональными, начали использовать в своей работе современные технологии, а наши клубы стали лучше выступать в еврокубках. Да, мы потеряли в плане посещаемости, людей на трибунах стало значительно меньше. Но не стоит смотреть назад. Давайте лучше смотреть вперед, развиваться и думать не о прошлом, а о нашем будущем.

Тарас Щирый. Tribuna.com

Пятница, 13.01.2017 14:19
Актуальная информация

15 октября. Матч юношеского первенства Беларуси

14:00 ТОРПЕДО-БЕЛАЗ — ДИНАМО-МИНСК (2003 г.р.)
 

партнеры